Текст песни Каста - метаморфозы

Ирина Аллегрова - Суженый мой … в доме наших друзей Спустя столько маетных дней Встретились мы и глаза … мил Суженый мой, суженый, голос твой простуженный Сердце навсегда приворожил Звучал … Тут же позвал в круг танцующих пар В свой сладкий плен, в свой беспечный угар … полон дом Мы вновь были в мире своем Только коснулись друг … Иракли и - Сделай Шаг … за днём Тенью под твои лучом Все хожу кругами, следом за тобой … ночью Будем вместе Всё забудь, глаза закрой. Сделай шаг и … я в твоём плену. Будь смелее Раз, и мы взлетаем Два, в объятьях таем До утра нам не уснуть. Я в твоём плену милая … Ираклий 47 - Раз два три … с огнём Тенью под твои лучом Все хожу кругами, следом за тобой … ночью Будем вместе Всё забудь, глаза закрой. Будь смелее Раз, и мы взлетаем Два, в объятьях таем … я в твоём плену. Я в твоём плену милая … - Точка отсчета … стены, я убегу из плена Я существую в клетке вечно жду … глаза видны и днём В них смех от боли, в них дождь проливной В … тебе Опасность над скалами, кажутся круги овалами Враги уже точат … посадил - нужен твой Помнишь? Я в твоём плену милая … Ираклий 47 - Раз, два, три … с огнём Тенью под твои лучом Все хожу кругами, следом за тобой … ночью Будем вместе Всё забудь, глаза закрой.

Я жизнь по новой начала… (Отзывы о курсе «БЕЗ ПАНИКИ» в стихах)

Горстки людей, оставшихся в живых, Без сил и надежд Сбиваясь в толпы, они жили у костров, Сочиняя проповеди из бессильных слов, Их облики в свете шального пламени Принимали неземные очертания- Они жгли храмы и жилые здания, Старые замки, церкви и мечети, Но даже этому огню не согреть их- Души, рожденные в плену алчного столетия! Пылал каждый город, Оставляя после себя пепел и голод!

Силы и надежды их иссякли скоро- Воинственные возгласы сменились покорным стоном! Огонь и тьма объединились под несчастным небосводом, Определяя участь человеческому роду!

Но эта мысль просто символизировала веру в реальность страха перед Богом. А Должен настать такой момент, когда покажется, что страх сковал твой себя же — Его Сыном. Молись, чтобы тот миг пришел скорей — сегодня.

Для нас уже не существует никаких приоритетов, ни среди духовно-религиозных деятелей, ни среди научного сообщества. Мы стали невосприимчивы к критике, на все всегда есть отговорки: Мы разучились слушать и слышать призывы о помощи. Страх повседневности гонит нас в неукротимом желании приобретать все больше и больше средств отвлечения от объективной действительности. Наше сердце разучилось чувствовать любовь, к окружающему нас миру. Мы ослепли, оглохли, онемели, потеряли чувствительность… Кто мы?

Мы мертвы… Уже мертвы. И большинство наших действий направленны на то, что бы отгонять эти мысли подальше от себя. Вечно бегущим от самого себя или твердо знающим ,что ты сделал все возможное, что бы умереть с чистой совестью. Убей в себе потребителя материального, и вырасти в себе производителя духовного. Будь смелым хоть раз в жизни, позволь себе закрыть глаза на других людей, посмотри на себя.

Кто ты есть сам? Не ищи примеров — сам стань примером. Стань сильным духом, глубоко нравственным, открытым истине, добрым к миру, щедрым в любви, искренним в сердце.

Часть Пролог В снеге, падавшем сверху, чувствовалась злая и враждебная воля, он придавливал человека к земле свинцовой тяжестью, больно ранил лицо ледяными иглами, и от холода, молчания, запредельной тоски, от снежного безмолвия, расстилавшегося кругом насколько хватало глаз, сердце ухало и сжималось, будто тронутое чьей-то безжалостной рукой. Человек сделал шаг вперед, провалился в неглубокий, но отчаянно ломкий, хрусткий сугроб и обвел воспаленным от усталости взглядом окружающее пространство.

Он был здесь один и, кажется, один на всей земле. Тяжелые снеговые шапки на деревьях выглядели как онемевшие причудливые оскалы звериных морд. Он тряхнул головой, пытаясь отогнать наваждение; он опять и опять прижимал руку к гулко бьющемуся сердцу, убеждая себя в том, что все это только сон и вот сейчас, через секунду, через мгновение он избавится от постылого кошмара и судьба вновь повернется к нему своим прекрасным ликом, станет предсказуемой и понятной, как в былые времена.

Но минуты текли, а кошмар не рассеивался, и мороз становился все безжалостней и крепче, и жизнь его билась и рвалась на ветру, точно иллюзия, подвешенная на тонкой нитке больного сознания.

Я выбежал из дому и в голове крутилась мысль, что меня уволят, что я потеряю работу. Я стоял и не мог оторваться, этот взгляд сковывал меня, как сковывает и меня резко дернуло отражение, все исчезло на миг и. . каждую твою мысль, это странно, но я чувствую твой страх.

Стефан Цвейг Письмо незнакомки Когда известный беллетрист Р. Сорок первый, - быстро сообразил он, и этот факт не обрадовал и не огорчил его. Бегло перелистал он шелестящие страницы газеты, взял такси и поехал к себе на квартиру. Слуга доложил ему о приходивших в его отсутствие двух посетителях, о нескольких вызовах по телефону и принес на подносе накопившуюся почту.

Писатель лениво просмотрел корреспонденцию, вскрыл несколько конвертов, заинтересовавшись фамилией отправителя; письмо, написанное незнакомым почерком и показавшееся ему слишком объемистым, он отложил в сторону. Удобно усевшись в кресло, он еще раз пробежал газету, заглянул в присланные каталоги, потом закурил сигару и взялся за отложенное письмо. В нем оказалось около тридцати страниц, и написано оно было незнакомым женским почерком, торопливым и неровным, скорее рукопись, чем письмо.

Но конверт был пуст, и на нем, так же как и на самом письме не было ни имени, ни адреса отправителя. Странно, подумал он, и снова взял в руки письмо. К кому это относилось? К нему или к вымышленному герою? Внезапно в нем проснулось любопытство. И он начал читать. Мой ребенок вчера умер - три дня и три ночи боролась я со смертью за маленькую, хрупкую жизнь; сорок часов, пока его бедное горячее тельце металось в жару, я не отходила от его постели.

Проект Игоря и Валентины Чапковских

Я на челе, тебя достойном, Следы небесного огня — И мир в неведенье спокойном Пусть доцветает без меня! Я власть у ног твоих сложил. Твоей — любви я жду как дара, И вечность дам тебе за миг; В любви, как в злобе, верь, Тамара, Я неизменен и велик. Тебя я, вольный сын эфира, Возьму в надзвездные края; И будешь ты царицей мира, Подруга первая моя; Смотреть на землю станешь ты, Где нет ни истинного счастья, Ни долговечной красоты, Где преступленья лишь да казни, Где страсти мелкой только жить; Где не умеют без боязни Ни ненавидеть, ни любить.

Иль ты не знаешь, что такое Людей минутная любовь? Но дни бегут и стынет кровь!

Приходи на закате солнца, чтобы не знали о том ни отец твой, ни прислужники. И зашло солнце, и мир погрузился во тьму, и же миг девушку всё это сдавило голову бедной принцессы и страх сковал её. Никто не знает, что она чувствовала в те минуты, какие мысли они читала.

За тем, как происходят все метаморфозы. Люди стояли врознь, готовые любую кару вынести, Ожидая от небес былой милости. На этот раз даже слишком правдиво кротко. Твои мысли в миг сковал страх Мир прямо на глазах превращается в прах. С единственной молитвой на устах Ты не находишь себе места В ожидании средства избавлений от бедствий. Его предоставит мгла - вестник зла-а. Горстки людей, оставшихся в живых без сил и надежд

Текст песни Каста - Затмение (трилогия)

Горстки людей, оставшихся в живых, Без сил и надежд Сбиваясь в толпы, они жили у костров, Сочиняя проповеди из бессильных слов, Их облики в свете шального пламени Принимали неземные очертания- Они жгли храмы и жилые здания, Старые замки, церкви и мечети, Но даже этому огню не согреть их- Души, рожденные в плену алчного столетия! Пылал каждый город, Оставляя после себя пепел и голод! Силы и надежды их иссякли скоро- Воинственные возгласы сменились покорным стоном! Огонь и тьма объединились под несчастным небосводом, Определяя участь человеческому роду!

Образ свой вижу в тебе я, глядя в твои глаза, . Вольной мысли кипение лучше всего, Не из страха совсем опустился на дно. Каждый миг, о кумир , ты жеманной не будь, Ключ волшебный сковала из сердца частичек.

О, миг пленительный, когда всемирно дышит, Жемчуг О, миг пленительный, когда всемирно дышит, Невозмутимая лесная тишина, И мы с тобой вдвоем, и сердце, дрогнув, слышит, Как льет тебе и мне свой нежный свет Луна. Успокоительно-белая над холмами, Рождает свежестью росу для трав лесных, Глядит, бесстр О, миг пленительный, когда всемирно дышит О, миг пленительный, когда всемирно дышит, Невозмутимая лесная тишина, И мы с тобой вдвоем, и сердце, дрогнув, слышит, Как льет тебе и мне свой нежный свет Луна.

Успокоительно-белая над холмами, Рождает свежестью росу для трав лесных, Глядит, бесстрастная, и ворожит над нами, Внушая мысли вам, певучие как стих. Мы зачарованы, мы, нежно холодея, Друг с другом говорим воздушностью мечты, Лелея тишину, и, чуткие, не смея Нарушить ласкою безгласность Красоты.

Каста — Затмение

За тем, как происходят все метаморфозы. Люди стояли врознь, готовые любую кару вынести, Ожидая от небес былой милости. На этот раз даже слишком правдиво кротко. Сбиваясь в толпы они жили у костров, Сочиняя проповеди из бессильных слов.

Твой нежный взгляд, поздни уже,и крадется в сердце страх. Страх Мысли мои лишь о тебе. Страх сковал всем сердца. До вершины был миг.

Вы не представляете, как я попал Я уже боюсь где-либо появляться без охраны.

Капкан супружеской свободы

Письмо страху"Дорогой Страх, Спасибо, что ты со мной. Спасибо, что Ты — одна из миллионов граней бесконечного пространства присутствия. Иногда ты скрываешься за логикой, возникаешь, как мысль о том, что нужно сделать. Ты — прекрасный актер, достойный Оскара. Я думал, что рационально принимаю решения, но эта мысль была просто обманом.

ГРЕХ мысль или действие против образа Божия в себе. . Твоя болезнь . Если картина получается хорошая, то наступает миг тишины, а потом . пошуршать листьями и набрать их в букет, но Страх сковал её ноги и не пустил.

Чтоб встретить март и, может быть, тебя, Твоих стихов в источнике напиться И, безответно этот мир любя, В его пространстве светлом раствориться Табу Я на слово"любовь" налагаю табу. И сегодня любимый мой будет забыт. Будем жить, не кляня и не славя судьбу, Прикоснувшись случайно на стыках орбит. У меня не родится лирический стих. У него же стихов не рождалось сто лет. Он, как должно мужчине, решал за двоих, Но озвучить сумел негативный ответ.

Я, бутылку откупорив, выпью сама, Понимая, что станет полегче едва ль. От обид, к сожаленью, не сходят с ума. А вот стих, как ребенка, воистину жаль. А вдруг на одной из дорог Надо мною зажжется иная звезда, И его продолженье дарует мне Бог. Расскажу ли об этом ему? Вспоминаю подружку, твердившую нам:

Каста - Затмение

Горстки людей, оставшихся в живых, Без сил и надежд К тому часу людей осталось немного- Вереницей факелов они направились в дорогу, У подножья горы они сделали привал- Развели костры, завели разговоры- О причинах беды возобновили споры, Уснули вскоре,.

Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал .. Ее главная формула звучит так: «Делай то, что велит твоя воля, это и будет . Я была в панике, мысли путались, я не знала, что делать, как выпутаться из После чего женщина вмиг овладела «наукой», на освоение которой.

До 20 лет я жил в состоянии чуть ли не постоянной тревоги, перемежавшейся периодами суицидальной депрессии. Сейчас мне кажется, что я рассказываю о своей прошлой инкарнации или вообще о каком-то другом человеке. Однажды, вскоре после того как мне исполнилось 29, я проснулся глубокой ночью, охваченный леденящим ужасом. Случалось, я и раньше просыпался с таким чувством, однако на сей раз, оно было намного сильнее.

Всё казалось чуждым, враждебным и абсолютно бессмысленным, что меня охватило глубочайшее отвращение к миру. И отвратительнее всего в этом мире было моё собственное существование.

Меня сковал страх..

Но в этой жизни была и великая страсть, которой французская поэзия обязана проникновенной любовной исповедью. Боль неразделенного чувства, материнские тревоги и радости, живое сострадание к чужому горю, надежды на утешение в ином мире составляют содержание безыскусных, но отмеченных удивительной выразительностью и музыкальностью стихов Марселины Деборд-Вальмор.

Лозинского Я, не видав тебя, уже была твоя. Я родилась тебе обещанной заране. При имени твоем как содрогнулась я!

Роково наслаждения | Шантель Шоу | страница 28 | - читать книги онлайн бесплатно. Позволь мне показать, как хорошо я понимаю твои желания, querida. Слова рвались из ее души, но страх сковывал язык. Мысль о расставании с Португалией была невыносима, тем более что.

Относится ли это больше к вопросу о том, чтобы научиться с ними жить, чем к вопросу о том, чтобы пытаться их избегать? Огромная часть человеческой боли совсем не является необходимой. Она создает себя сама, точно так же как твой беспризорный разум сам управляет твоей жизнью. Боль, которую ты сейчас создаешь, — это некая форма неприятия, то есть всегда некая форма неосознанного сопротивления тому, что есть.

Сопротивление на уровне мысли — это какая-нибудь форма суждения. На эмоциональном уровне — какая-нибудь форма негативизма. Интенсивность и острота боли находится в зависимости от силы твоего сопротивления настоящему моменту, а она, в свою очередь, зависит от того, насколько глубоко и сильно ты отождествляешь себя со своим разумом.

СЫГРАЛ В ЯЩИК #1: Джарахов, Музыченко, Миногарова, Оксаний и Олимпия (Little Big)