Вопрос #27. Учение Аристотеля о трагедии и катарсисе

Доструктурные категории простота, прямота, чистота 1. Уже из предыдущего изложения эта категория , встречавшаяся у нас не раз, получает вполне определенное и четкое значение. Значение это в общем является также и платоновским. Но только у Аристотеля оно имеется в виду, видимо, гораздо чаще. Простым является у Аристотеля только то, что свойственно уму и лишено материи. Заметим при этом, что ум у Аристотеля имеет свою умопостигаемую материю, которую мы изучили выше. Поэтому материя, от которой свободна аристотелевская форма, или эйдос, а в конце концов и весь аристотелевский ум, является свободой, собственно говоря, только от чувственной материи. О том, что Аристотель, являясь сознательным и принципиальным сторонником формальной логики, сам как следует не понимает того чувственно-сверхчувственного бытия, которому посвящена его"первая философия", об этом мы уже хорошо знаем. Когда Аристотель говорит о"простом благе" .

23 великие цитаты о страхе

. , , . , , , , ; , ; , ; . , ; , , . , , , , ; , ; , ; , .

Трагедия, как говорит Аристотель, очищает через страх и сострадание. Об этом очищении, по-гречески – катарсисе, много было высказано всяких.

По поводу этой эстетической категории Аристотеля"катарсис" существует особенно обширная литература. Уже подсчитано, что к году было высказано по этому поводу различных толкований. А после года эти толкования неизменно расширялись и количественно увеличивались. Это несомненно объясняется тем, что исследователи и любители античной литературы никак не могли примириться с той мыслью, что у Аристотеля, кроме отдельных и случайных высказываний на эту тему, совершенно нет ничего.

Поэтому, при строгом подходе к делу, собственно говоря, и мы должны были бы попросту отказаться от решения этой проблемы. Илс прямо так и говорят, что в современном понимании катарсиса у Аристотеля имеется"неисправимая неопределенность" . Бруниус вообще приводит ряд мнений разных исследователей о полной невозможности для нас уяснить эту проблему и о том, что в этой проблеме не разбирался даже сам Аристотель.

Бруниус вообще считает греческий термин"катарсис" непереводимым ни на какие языки, поскольку зародился он на почве весьма специфического мышления и языка. Интересно и то, что не только у самого Аристотеля этот"катарсис" в чисто эстетическом смысле нигде не разъясняется, но что им и вообще вся античная литература в этом смысле совершенно не пользуется.

С величайшими усилиями и с очень большой натяжкой привлекали только Теофраста . Однако тексты эти настолько не имеют никакого отношения к трагическому катарсису, что даже и приводить их здесь не стоит. Этого"катарсиса" нет ни у Цицерона, ни у Горация. Стихи Горация .

Вот и все, что можно было бы сказать при соблюдении филологической строгости об этом тексте из 6 гл. Многие старались извлечь что-нибудь для понимания катарсиса в"Поэтике" Аристотеля путем разъяснения того, что Аристотель понимает под страхом и состраданием. Мы сейчас приведем эти тексты из Аристотеля, чтобы читатель наглядно видел не очень большую ценность этих учений Аристотеля для трагического катарсиса. Пусть читатель сам убедится, насколько эти рассуждения Аристотеля о страхе и сострадании мало дают для понимания трагического катарсиса, а если что-нибудь и дают, то только в очень общем смысле, не специально в отношении самого трагического катарсиса.

Мысли о том, что такое страх и как им управлять. Фото. Аристотель, древнегреческий философ. Лучше страшный конец, чем.

Аристотель - первый теоретик эстетики Введение. Философия в эпоху Александра Македонского Некогда философия представляла собой единую науку, хотя впоследствии философы пришли к выводу, что ее удобней изучать, если сгруппировать ее проблемы в несколько больших размеров, хотя бы для того, чтобы понимать процесс ее развития.

Эстетика — учение о прекрасном, а в более общем понимании — об эстетически важном и его действительности, его законах и нормах, его формах и типах, его отношении к природе и искусству, его происхождении и роли в художественном творчестве и наслаждении. Наиболее важным политическим следствием было крушение полиса. Смертельный удар по античному полису молодой Александр нанес своим проектом универсальной божественной монархии, под крылом которой он видел объединенными не только различные города, но страны, народы и расы.

Ему не удалось до конца реализовать свой проект по причине скорой смерти в году, тем не менее, мы находим на карте того времени новые царства в Египте, Сирии, Македонии и Пергаме. Новые монархи сконцентрировали в своих руках власть, а города-государства стали терять свою свободу и автономию. Закат полиса не сопровождался рождением новых политических организмов достаточной моральной силы для включения новых идеалов.

К чему стремился Александр Великий, — это удалось достигнуть только римлянам, то есть основать мировую монархию. Тождество человека и гражданина было нарушено, необходимо было искать новую идентификацию. Эта новая реальность была найдена — индивид.

Аристотель «Поэтика»: Трагедия: ее сущность (144921)

Поиск по произведению Эстетические категории Эстетика в древности не была самостоятельной дисциплиной, и потому часто очень важные высказывания о прекрасном запрятаны у философов в самых второстепенных и неожиданных местах. Строго говоря, у Аристотеля эстетика тоже слишком приближена к общей онтологии, чтобы мы могли выделять ее как особую дисциплину.

Тем не менее общая методологическая установка Аристотеля такова, что отдельные части философской системы он обдумывает весьма тщательно и подробно, так что подобного рода дисциплины получают у него формально вполне самостоятельное значение. Это самое произошло у него и с эстетикой. Мы уже видели выше, что прекрасное излагается у него вполне независимо от общей онтологии, хотя эстетика у него и вполне онтологична.

Стоит только человеку победить в себе страх (как иногда говорят, «убить в себе страх»), как вся сила его смертной души переходит к.

Доструктурные категории очищение в эстетическом смысле 1. По поводу этой эстетической категории Аристотеля"катарсис" существует особенно обширная литература. Уже подсчитано, что к году было высказано по этому поводу различных толкований. А после года эти толкования неизменно расширялись и количественно увеличивались. Это несомненно объясняется тем, что исследователи и любители античной литературы никак не могли примириться с той мыслью, что у Аристотеля, кроме отдельных и случайных высказываний на эту тему, совершенно нет ничего.

Поэтому, при строгом подходе к делу, собственно говоря, и мы должны были бы попросту отказаться от решения этой проблемы. Илс прямо так и говорят, что в современном понимании катарсиса у Аристотеля имеется"неисправимая неопределенность" . Бруниус вообще приводит ряд мнений разных исследователей о полной невозможности для нас уяснить эту проблему и о том, что в этой проблеме не разбирался даже сам Аристотель. Бруниус вообще считает греческий термин"катарсис" непереводимым ни на какие языки, поскольку зародился он на почве весьма специфического мышления и языка.

Интересно и то, что не только у самого Аристотеля этот"катарсис" в чисто эстетическом смысле нигде не разъясняется, но что им и вообще вся античная литература в этом смысле совершенно не пользуется. С величайшими усилиями и с очень большой натяжкой привлекали только Теофраста . Однако тексты эти настолько не имеют никакого отношения к трагическому катарсису, что даже и приводить их здесь не стоит.

Учение Аристотеля о характерах как обобщение опыта греческой классической драматургии

Страшно обидно, когда ключевое слово оказывается совсем рядом. Например, некоторые современные террористы предлагают публике в качестве абсолютного обоснования преступной деятельности собственное вероисповедание. Нечего и говорить о десятках или даже сотнях тысяч людей, называвших себя воинами Аллаха на Большом Ближнем Востоке от древнейшего города Земли, сирийского Алеппо, до пещер Гиндукуша. Чтобы понять, как работает этот механизм, нам придется послушать первого в европейской науке исследователя массового террора.

Им был, конечно, Платон. Демиург, создавший вселенную, поручил лепку человека своим творениям — богам.

Пусть будет страх — некоторого рода неприятное ощущение или смущение, возникающее из представления о предстоящем зле, которое может.

Не будет преувеличением утверждать, что ее влияние ощущается вплоть до наших дней. Мы до сих пор пользуемся терминологией, выработанной античной этикой и, занимаясь различными вопросами современной теории искусства, постоянно обращаемся к этическим теориям Древней Греции. Причины этого непреходящего значения античной этики объяснил Ф. В античной этике с классической ясностью был поставлен целый ряд проблем, имеющих значение для всей мировой эстетической мысли: Любимым учеником Платона был Аристотель.

Родился он в году до н. Он хорошо усвоил принципы платоновской философии, одновременно подвергая их критике. Аристотель стал первым теоретиком эстетики. Цель работы — исследование представлений Аристотеля об эстетике. В отправился в Афины и, став учеником Платона, в течение 20 лет, вплоть до смерти Платона , был участником Академии платоновской. В был приглашен Филиппом царём Македонии воспитывать его сына Александра. В вернулся в Афины и создал там свою школу Ликей, или перипатетическую школу.

АРИСТОТЕЛЬ

О трагическом катарсисе у Аристотеля . Из истории античной науки и философии. Основной особенностью этих толкований, на наш взгляд, является их двойственное отношение к толкуемому тексту:

и содержание античного философско-медицинского осмысления страха в . Аристотель, тем не менее, уловил экзистенциальную сущность страха.

Оно не должно быть чисто внешним. Не внешние театральные эффекты, а содержание трагедии должно воздействовать на публику. Трагическое должно составлять органическую основу фабулы. Что же придает фабуле истинно трагический смысл? Как мы уже знаем, эта необходимость не является внешней по отношению к герою и не имеет своим источником некой надмирной божественной силы.

Уже говорилось о том, что не всякая гибель героя является трагической. Критерии Аристотеля просты и здравы. Ни то, ни другое не может служить основой трагедии. Теперь принято считать, что речь должна идти не о вине героя, а скорее о совершенной им ошибке. Впрочем, даже при таком общем понимании термина комментаторы считают необходимым внести уточнения.! Бутчер занимает промежуточную позицию. По-другому решает проблему ДжералдЭлс.

Платон и Аристотель о дерзости и страхе

Происхождение и структура древнегреческой трагедии. Учение Аристотеля о трагедии и катарсисе. Устройство греческого театра и организация театральных представлений. Вопрос о происхождении древнегреческой трагедии принадлежит к числу наиболее сложных в истории античной литературы. Одна из причин этого состоит в том, что сочинения античных ученых, живших в в. Поэтому среди ряда исследователей существует скептическое отношение к сообщениям Аристотеля и делаются попытки объяснить происхождение трагедии, минуя его данные.

МЕТАФИЗИКА страха В ФИЛОСОФСКО-МЕДИЦИНСКОЙ С. Аристотель. О душе // Аристотель. Политика. Метафизика. Аналитика. М. - СПб.

До нас дошла только первая часть этого труда, в которой Аристотель изложил общие эстетические принципы и теорию трагедии. Вторая часть, в которой излагалась теория комедии, не сохранилась. Аристотель не согласен с Платоном и в понимании сущности искусства. Если Платон считал искусство лишь слабой, искаженной копией мира идей и не придавал значения познавательной функции искусства, то Аристотель считал искусство творческим подражанием греч.

Следовательно, Аристотель признавал познавательную ценность эстетического наслаждения. Скульптура работы Лисиппа Он считал, что подражание жизни совершается в искусстве разными способами: Поэтому поэзия философичнее и серьезнее истории:

Студенческий документ № 061191 из ГИТИС

Три первых элемента Аристотель относит к предмету воспроизведения фабула, характеры и мысли , два — к средствам воспроизведения словесное выражение и музыка и один к самому роду или способу воспроизведения сценическая постановка. Указанные Аристотелем шесть элементов трагедии не могут быть разъединены один от другого, составляя живую ткань пьесы, написанной именно для постановки в театре.

Изображение характеров подчинено изображению действия: Действие и фабула суть и цель трагедии:

Аристотель считал, что мир состоит из некой инертной материи, это обладание серединой в отношении к внушающему страх и.

Основной особенностью этих толкований, на наш взгляд, является их двойственное отношение к толкуемому тексту: Действительно,"Поэтика" конспективна и формальна - толкования многословны и в большинстве случаев задушевны 2,"Поэтика" даже и в нормативных своих частях основывается на текстах трагедий - толкования основываются на одной фразе"Поэтики", а прочий материал привлекают произвольно, причем трагедии могут не использоваться совсем или использоваться крайне ограниченно.

Все это можно рассматривать как тяготение к эмансипации, к превращению толкования в оригинальный текст, соприкасающийся с"Поэтикой" точечно - в пределах одного термина. Если бы эта тенденция достигла полного развития, то в этой небольшой и чисто филологической заметке почти не пришлось бы обращаться к так называемой"истории вопроса". Однако даже самые самостоятельные интерпретаторы не рвут окончательно связи с"Поэтикой": Характерный пример указанной двойственности - последнее из известных нам исследований катарсиса, предпринятое в работе Т.

Статья посвящена психологии познания и вполне соответствует духу и направлению того интересного сборника, в котором опубликована и который вряд ли может включать толкования"Поэтики". Однако Флоренская приводит роковую фразу о страхе и жалости, затем оговаривает, что"при всей своей емкости, этот фрагмент не может послужить нам для формулировки определения катарсиса уже потому, что нельзя при этом обойти его многочисленные толкования", затем приводит толкования, а завершает статью определением катарсиса как осознания и словами о"трагическом катарсисе, воплощенном в судьбе Эдипа".

Возникает впечатление, что здесь мы сталкиваемся с каким-то парадоксом в истории науки: В наше время такой вторичный престиж обеспечивается только сверхзначимыми текстами. Относится ли"Поэтика" к их числу? Ни"Поэтика", ни"Послание к Пизонам", ни"Поэтическое искусство" для современной культуры не престижны ввиду своей нормативности. Все интерпретации"Поэтики", кроме толкований катарсиса, остаются в рамках классической филологии и теории литературы, отнюдь не выделяясь особой значимостью.

ПОЧЕМУ МЫ БОИМСЯ? ЧТО ТАКОЕ СТРАХ?